«Новая» рабочая сила

«Новая» рабочая сила

24 января 2018

«Новая» рабочая сила

Стимулирование трудовой активности людей старшего поколения становится важным направлением социально-экономической политики многих стран, в том числе и России. Основные принципы этой политики обсудили участники международной научно-практической конференции, прошедшей в НИУ ВШЭ.

В конференции «Активный возраст: старшее поколение на рынке труда в Германии и России», организаторами которой выступили Институт социальной политики НИУ ВШЭ, отдел по вопросам труда, социальных дел и здравоохранения посольства Германии в России и ЦСР, приняли участие эксперты рынка труда, здравоохранения и социальной политики двух стран.

Как отмечалось в самом начале мероприятия, современный мир развивается в условиях старения населения. Падает рождаемость, растет продолжительность жизни, в результате увеличивается число пожилых людей по отношению к остальной части населения.

Предполагается, что критический момент будет достигнут к 2025 году, когда впервые доля граждан старше 50 лет превысит количество молодых людей младше 15 лет. Средний возраст населения к 2025 году достигнет 33 лет по сравнению с 29,2 годами по состоянию на 2009 год. В развитых странах эта планка достигнет 39,6 лет, в наименее развитых – 19,7 лет.

Более высокий уровень продолжительности жизни — одно из величайших достижений нашей цивилизации. Вместе с тем, по словам Александры Пашарац, ведущего экономиста Всемирного банка, старение населения – один из главных вызовов 21 века. Этот тренд имеет социальные последствия: меняются семейные ценности, становится больше одиноких пожилых, рождается меньше детей и т.д., растет нагрузка на социальное обеспечение. Актуальней становится проблема инвалидности, поскольку функциональные возможности человека, как физические, так и ментальные, падают с возрастом.

Но старение населения также влияет на рынки труда и экономику в целом. Относительно меньшее количество детей и возрастающая доля «седых» голов создают проблемы для производительности и экономического развития. С одной стороны, это ограничивает рост производительности в силу снижения уровня инноваций, более медленных темпов распространения технологий. С другой стороны, в условиях старения населения потенциальным резервом увеличения численности занятых выступают именно граждане пенсионного возраста.
Поэтому обеспечение здоровой старости и более высокая вовлеченность пожилых людей в рабочую силу видятся как составляющие наиболее правильного пути социально-экономической политики многих стран.

Немецкий опыт

По словам Ежи Бохдановича, начальника отдела по вопросам труда, социальных дел и здравоохранения посольства Германии в России, на немецком рынке сокращение численности трудоспособного населения происходит еще большими темпами, чем прогнозировалось.

В Германии доля граждан в возрасте старше 60 лет выросла на 30%, а в ближайшее время эта доля вырастет почти на 80% по сравнению с показателями 90-х годов прошлого века. Эксперт назвал этот рост «драматическим».

Федеральному правительству приходится принимать меры для сохранения трудоспособности пожилых людей и стимулировать их вести активную трудовую деятельность. Именно на стимулирование трудовой активности работников старшего поколения были направлены прошедшие в 2000-х годах в Германии реформы. Среди предпринимаемых мер – инвестирование в поддержку здоровья граждан, в том числе на рабочем месте. Пожилым работникам предлагаются программы переквалификации, почти у 70% компаний они существуют, и 49% представителей старшего поколения в возрасте от 60 до 64 лет уже прошли такие курсы.

По словам Себастьяна Брандла, профессора социологии Института Федерального агентства по труду Германии, старение рабочей силы и увеличение дефицита квалифицированных работников ставят компании перед необходимостью активнее использовать трудовые ресурсы сотрудников старшего поколения, рассматривать их кандидатуры при закрытии новых вакансий и инвестировать в их трудовой потенциал. Сотрудникам старшего возраста предлагается гибкий рабочий график, переход на гибкие трудовые договоры, интересы этой группы населения защищают профсоюзы.

Одновременно все больше и больше представителей старшего поколения хотят и могут оставаться активными на рынке труда, отмечает научный сотрудник Немецкого центра по исследованию старения Лаура Ромеу Гордо. В результате уровень занятости людей в возрасте 50-64 лет в Германии возрос с 32% в 2000 году до 54% в 2015 году. Также увеличилась и занятость в пенсионном возрасте. Согласно исследованию Deutsches Alterssurvey (DEAS) занятость людей пенсионного возраста выросла с 5,1 % в 2002 году до 11,6 % в 2014-ом.

Российские реалии

Как отметила Лилия Овчарова, руководитель направления «Человеческий капитал» ЦСР, еще лет пять в России теме инвестиций в человеческий капитал не уделялось должного внимания. «Годы высокого экономического роста, так называемые семь «тучных» лет, связывают с высокими ценами на нефть. Но мы имели еще два важных бонуса: весомую долю трудоспособного населения, которая тогда достигла максимума, и высокий уровень образования», — отмечает Овчарова.

Однако снижение экономического роста и демографические изменения стали серьезным вызовом для страны. Россия, как и многие другие страны, столкнулась с проблемами старения населения и сокращении доли лиц в трудоспособных возрастах. Но в отличие от остального мира, причинами этих тенденций стали не только увеличение продолжительности жизни и снижение рождаемости, но и так называемые демографические волны.
Ситуация в ближайшее время будет усугубляться, что только усилит негатив в экономике. «Есть масса подверженней тому, что старение населения приводит к замедлению экономического роста, поэтому нужно попытаться использовать это состояние экономики и общества как ресурс для развития», — поделилась Овчарова.

Для большей вовлеченности пожилых на рынок труда есть все предпосылки. Увеличивается реальная и ожидаемая продолжительность жизни у женщин и мужчин. Растет и самооценка здоровья лиц старше 55 лет. Согласно исследованиям НИУ ВШЭ, в 1994 году состояние здоровья как «плохое и очень плохое» оценивали 42% опрошенных, «среднее, не плохое и не хорошее — 53%, «хорошее и очень хорошее» — 5%. Данные за 2012 год существенно отличаются: 33%, 57% и 10% соответственно.

«Нынешнее поколение пенсионеров отличается от тех, кто выходил на пенсию 20 лет назад: эти люди были рождены после ВОВ, их качество жизни было лучше, они имели доступ к качественной медицине», — говорит Марина Колосницына, заведующая лабораторией экономических исследований общественного сектора НИУ ВШЭ. Кроме того, среди старшего поколения высока доля лиц с высшим образованием, а у таких граждан продолжительность жизни как правило выше, чем у малообразованных соотечественников.

Как отмечает Оксана Синявская, замдиректора Института социальной политики НИУ ВШЭ, с 2002 по 2015 год занятость российских пенсионеров устойчиво росла. Это было связано как со снятием законодательных ограничений на работу на пенсии, общим экономическим ростом, изменением характеристик человеческого капитала пожилых работников (улучшением их здоровья и образования), так и с достаточно серьезным отставанием размера пенсии от зарплаты.

Впрочем, сами граждане продолжение работы на пенсии объясняют не только недостатком денег и низким размером пенсий. Ими движут и другие мотивы: желание оставаться на активной жизненной позиции, сохранение физической формы и тонуса, значимость самореализации, сохранение контактов и общения. И тех, для кого важны нефинансовые аргументы, становится все больше.

По данным Росстата, если в 1995 году экономическая активность в группе 60-72-летних составляла 17% среди мужчин и 9% среди женщин, то к 2015 году эти показатели выросли до 28% и 19% соответственно. Текущий экономический кризис, а также отмена с 2016 года индексации пенсий работающим пенсионерам привели к сокращению официальной занятости на пенсии, хотя совокупная занятость пенсионеров уменьшилась незначительно.

К чему стремиться

Меры, предпринимаемые российскими властями, пока недостаточны для создания возрастным гражданам лучших условий занятости. Доля пожилых граждан, вовлеченных в непрерывное образование, остается крайней небольшой. Тяга к получению новых знаний у пожилых высока, отмечает Лилия Овчарова, но пока им доступны самообразование или посещение мероприятий просветительского характера. «Нам же нужно двигаться в сторону предоставления лицам старшего возраста возможности получения основного, дополнительного образования, в том числе, и на работе», — говорит эксперт.

Российский рынок труда также недостаточно подстроился под новую демографию. Основным барьером остается низкий спрос на труд представителей старшего поколения. По словам Марины Колосницыной, отечественная экономика ориентирована на молодых людей: в России, в отличие от развитых стран, пик предлагаемых зарплат приходится на возрастную группу 30-35 лет, после чего зарплаты начинают снижаться.

В старших возрастных группах меняется отраслевая структура занятости – сохранить рабочие места удается в основном тем, кто занят в государственном секторе. Значительная часть пожилых работников вытесняется в неформальную сферу занятости с низкими заработками и отсутствием трудовых гарантий. Возрастные россияне, как и везде в мире, предпочитают неполную занятость с гибким графиком, но вынуждены работать в тех условиях, которые предлагает работодатель. Все это говорит о появлении противоречий на рыке труда: необходимость удержания и привлечения «опытных» кадров под влиянием изменения возрастной структуры общества сталкивается с желанием работодателей сэкономить на работающих пенсионерах.

Для когорты работающих граждан, которых называют «новыми пожилыми», характерны следующие факторы: низкие заработки и снижение возможностей трудоустройства; переход в неформальную занятость, с низкой зарплатой и отсутствием социальной защищенности; увольнения и/или перевод на более низкие должности.

Ответом на сложившуюся ситуацию мог бы быть стать переход к политике повышения капитализации людей старших возрастов, максимизация их компетенций и знаний. Необходимо менять подход в профессиональном обучении: разрабатывать программы переквалификации для лиц старшего возраста, внедрять новые формы обучения. По образному выражению Лилии Овчаровой, модель образования, рассчитанная исключительная на «мозги молодых людей», дальше работать не может.

Повышение гибкости рынка труда также могло бы способствовать более активному участию лиц старшего возраста на рынке труда. «Попытка не использовать потенциал пожилых людей из-за их якобы никакой отдачи и поиск более эффективных решений приводит к тому, что более такие решения не находятся, и темпы экономического роста снижаются», — резюмировала Лилия Овчарова. Пока же все больше россиян старших возрастных групп хотят вести активный образ жизни и продолжать трудовую деятельность, и игнорировать этот ресурс нельзя. В Германии, где этот факт давно осознали, государство провело целый цикл мероприятий и реформ, которые уже дали отдачу для экономики страны.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
ул. Воздвиженка, д. 10
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

[email-subscribers namefield="YES" desc="" group="Public"]
Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям