Платформенные решения

Платформенные решения

6 июля 2017

Платформенные решения

8fd6b8d0-7e15-4a2d-bbaa-971f63d0ce42

Какая инфраструктура страны является критической и зачем нужна ее цифровизация

Термин «критическая инфраструктура» (critical infrastructure) впервые появился в США, а затем стал использоваться во всем мире. Сегодня список инфраструктур, относящихся к критическим, включает 12 сегментов, в том числе, энергетику, инженерные сети, электро- и водоснабжение, транспорт, телекоммуникации, кибербезопасность, финансы, продовольственную систему, цифровое здравоохранение, госуправление, то есть сферы жизнеобеспечения любой страны.

Конечно, в разных странах существует разный уровень развития этих инфраструктур, часть из них по-прежнему действует на аналоговых принципах, часть постепенно переводится в цифру. В результате аккумулируются большой объем данных, на основе которых с помощью определенного алгоритма принимаются решения без участия человека и каких-либо посредников. Такая система называется цифровой платформой.

России также предстоит пройти путь цифровизации критических инфраструктур (КИ). Согласно оценкам международных институтов, наша страна уже в 3-4 раза отстает по применению цифровых методов в разных отраслях экономики. Поэтому вопрос перехода на цифру становится стратегически важным.

«Мы считаем, что глобальные изменения в мире начнутся через 2-3 года, когда ведущие страны переведут ключевые индустрии, включая финансы и безопасность, на основу цифровой экономики, — рассуждает руководитель проектного направления ЦСР Даниял Султанов. — Когда эта система заработает, она станет общепринятым стандартом для глобальных рынков». По мнению эксперта, если Россия не включится в этот процесс, не создаст вовремя значимые для рынка платформы, то она рискует безнадежно отстать.

По прогнозам, к 2030 году мировой рынок будет на 95% состоять из платформ, и страны начнут конкурировать по их количеству и значимости на мировой арене. «С одной стороны, отставание несет коммерческие риски – все, кто вне платформы, получают малую долю прибыли от ее функционирования, — рассуждает Султанов. — Но наши риски лежат не только в экономической, но и в военно-политической плоскости, в области национальной безопасности. Например, нам могут полностью отключить финансовую инфраструктуру, как это уже происходило». В результате такой «блокады» граждане и компании оказываются не в состоянии проводить транзакции, распоряжаться правами на имущество и т.д. Во многих случаях быть держателем платформы – критически важно для любого государства, утверждает Даниял Султанов.

Путь к цифровизации

Процесс переноса в цифровую среду КИ начинается с определения государством перечня таких инфраструктур. Затем по ним формируется набор дорожных карт. «Возьмем, к примеру, транспорт, к формированию дорожной карты привлекаются все, кто имеет отношение к этой системе: Минтранс, автомобильные концерны, компании, обеспечивающие связь и безопасность. С участием всех стороны прописывается некий набор мероприятий», — говорит Султанов.

Затем начинается формирование крупных стратегических консорциумов (инвестиционно-технологических партнерств), одновременно государством формируются правила их функционирования, подводится регулирование. Для создания условий для развития консорциумов, государство обеспечивает их льготами, гарантиями или субсидиями, а также предоставляет на некоторый период квазимонополию. За 2-3 года консорциум должен создать вокруг себя среду поставщиков и потребителей. «Если этого не произошло, то задача не выполнена, и тогда нужно начинать сначала, — говорит Султанов. – Если задача решена, то проект уже реализуется на постоянной, рыночной основе».

При запуске процесса цифровизации КИ бюджетные средства используются только в тех случаях, когда в проекте нет очевидного коммерческого интереса и привлечение частных средств не представляется возможным. Например, государство должно финансировать разработку стандартов, проведение фундаментальных исследований и ранних НИОКРов. «Если брать транспортную инфраструктуру, допустим, создание системы безопасности на дорогах, системы отслеживания грузов, то это должны быть однозначно коммерческие проекты, реализуемые на принципах ГЧП», — говорит Султанов. Такие партнерства могут иметь разные системы финансирования, например, государство на себя берет только обязательства по созданию регулирования и формированию спроса, но средств на разработку продукта не выделает. «Как вариант, столичному правительству нужна безопасная транспортная система на дорогах города, оно заказывает эту услугу, а поставщиком этой системы является некий конгломерат компаний», — поясняет Даниял Султанов.

Процесс пошел

Пока у России есть все шансы успеть попасть в список технологически развивающихся стран. Уже сегодня в рамках программы «Цифровая экономика» для некоторых секторов формируется дорожная карта, рассматриваются пилотные проекты по созданию платформ.

По словам Данияла Султанова, поскольку финансовая система является кровеносной системой для всей экономики, то именно она подлежит цифровизации в первую очередь. «Финтех, кибербезопасность — это то, что пронизывает все существующие сектора, и такого рода проекты должны быть реализованы в первую очередь», — говорит эксперт ЦСР. Так, Росфинмониторинг уже сегодня разрабатывает проект платформы по кибербезопасности для финансовой отрасли.

Затем по важности идут проекты для транспортной системы и промышленности. Уже подписан ряд инвестиционных контрактов по продвижению российских компаний на рынки НТИ, в частности, проект разработки беспилотного электромобиля. Речь идет именно о создании платформы, поскольку для проекта потребуется создание сети электрозаправок, запуска качественной интернет-связи для взаимодействия объектов инфраструктуры и т.д.

Одновременно компания «Ростелеком» занимается созданием платформы индустриального интернета. Она позволит, к примеру, собирать данные о загрязнении среды с датчиков, установленных на предприятиях, и таким образом контролировать выполнение Россией обязательств по Киотскому протоколу.

Наконец, рассматриваются проекты по цифровизации госуправления, где речь идет об использовании больших данных для обслуживания населения, осуществлении государством контрольно-надзорной деятельности. «В госуправлении человек должен быть заменен на алгоритм. То, что раньше передавалось на усмотрение чиновника, теперь администрируется в облаке и может быть проверено любыми участниками системы, но без возможности вмешательства», — поясняет Даниял Султанов. Впрочем, признает он, такие сложные системы, стоящие на стыке финтеха, госуправления и технологий, пока еще далеки от своего воплощения в жизнь, и в ближайшее время говорить о полном переходе на цифру этой области не придется.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
ул. Воздвиженка, д. 10
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям