EN
Правовое регулирование криптоактивов и смарт-контрактов. Тезисы
Правовое регулирование криптоактивов и смарт-контрактов. Тезисы

Правовое регулирование криптоактивов и смарт-контрактов. Тезисы

2 июля 2019

Правовое регулирование криптоактивов и смарт-контрактов. Тезисы

ЦСР публикует основные тезисы круглого стола «Гражданско-правовое регулирование криптоактивов и смарт-контрактов», который прошел 27 июня. Эксперты Финансового клуба, организованного ЦСР совместно с Юридическим факультетом МГУ имени М.В. Ломоносова и Школой права «Статут», обсудили три новых явления в праве.

В дискуссии приняли участие С. Сарбаш, С. Савельев, М. Жужжалов, А. Селивановский, С. Будылин, А. Толкачев и Д. Федоров. Модератором круглого стола выступил М. Башкатов.

1) ЦИФРОВЫЕ ПРАВА

Обсуждение экспертами цифровых прав сфокусировалось на том, насколько оправдано их появление в ГК РФ как особого объекта.

Большинство поддержало мнение о том, что феномен «цифровых прав» не порождает для юристов новой сущности. Это понятие, по сути, является собирательным –цифровыми правами могут быть названы совершенно разные «вещи»: приложение обслуживающего банка в смартфоне, аккаунт в социальной сети и проч. Естественно, новая форма порождает особенности возникновения, изменения, передачи, прекращения прав. Однако свою содержательную часть для юристов такие права не меняют.

В качестве аргумента в пользу введения в законодательство любой новой сущности был высказан тезис о том, что для обоснования этому достаточно перечислить некоторые особенности обращения такой новой сущности как, например, в случае с движимым и недвижимым имуществом или векселем и обязательством.

Отдельным вопросом стала потребность в правовом регулировании при самодостаточности технологии в виде кода. Одним из выводов стало то, что в таком случае на первый план выходит публично-правовое регулирование.

2) БЛОКЧЕЙН

Отличие блокчейна от обычного реестра состоит лишь в том, что блокчейн ведется распределенно всеми пользователями совместно, исправления в такой реестр невозможно внести без воли большинства участников информационной системы. При этом блокчейн по аналогии, например, с реестром недвижимости не порождает новые права.

Блокчейн используют для двух вещей: во-первых, для утилитарных токенов – право что-то потребовать у компании, которая занималась эмиссией (виртуальная облигация, акция). Во-вторых, для криптовалют, которые отличаются от обычных прав требования тем, что не символизируют прав к кому-либо или на что-либо. В ходе дискуссии обсуждалась возможность проведения аналогии между криптовалютой и ракушками, которые ввиду своей количественной ограниченности использовались древними для обмена.

3) СМАРТ-КОНТРАКТЫ

История с цифровыми правами и смарт-контрактами пришла из технологической сферы в 2016 году, когда родилась парадигма «код – это закон», которая вскоре сломалась, потому что любая технология так или иначе уязвима.

Основная идея смарт-контрактов заключалась в том, что отсутствовала единая точка контроля (например, банки, которые могут заблокировать счет или лишиться лицензии). Смарт-контракт в его классическом понимании имеет место лишь в связке с криптовалютой. Таким образом, если в результате заключения «смарт-контракта» совершить платеж должен банк, то такой договор нельзя назвать «смарт-контрактом». Иными словами, технология смарт-контрактов не может быть реализована без децентрализованных единиц, которые могут использовать расчеты.

С практической точки зрения, смарт-контракты должны и могут нормально работать в ситуации, когда отсутствует необходимость передачи каких-либо объектов в неконтролируемом контрактом поле (например, результаты интеллектуальной собственности). В свою очередь, все, что требует выхода в физический мир, ограничивает правильное применение смарт-контрактов как инструмента.

С точки зрения права, требуется дополнительное регулирование для нормального функционирования обсуждаемой технологии: например, не разрешены вопросы уязвимостей, недекларируемых возможностей кода, незащищенных лиц (прежде всего, потребителей), одностороннего расторжения. Конечно, ответы на перечисленные вопросы можно вывести из общего регулирования, но существует потребность в большей детализации.

Концепция классического смарт-контракта, основанная на том, что все обязательства автоматически исполняются, сейчас трудно реализуема. Текущие попытки регулирования такого типа соглашений – это лишь первый шаг, а для дальнейших требуется развитие смежных технологии.

Эксперты продолжат обсуждение финансовых сделок и правовых основ цифровой экономики на предстоящей конференции Финансового клуба FIN HYPE LAW 2019, которая пройдет 10 июля в Конгресс-центре в ТПП РФ по адресу Москва, ул. Ильинка, д. 6, стр. 1. С программой конференции можно ознакомиться на нашем сайте. Для регистрации заполните форму по ссылке.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
Газетный пер., 3-5 стр.1, 3 этаж
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

[email-subscribers namefield="YES" desc="" group="Public"]
Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям

Search Publications