Цифровая экономика – как успеть?

Цифровая экономика – как успеть?

15 декабря 2017

Цифровая экономика – как успеть?

Сегодня мир стоит на пороге нового технологического уклада, стартовала цифровая трансформация и российской экономики. Как можно изменить ситуацию и почему не эффективно двигать прогресс с помощью госпрограмм государственных инициатив – рассказывает руководитель образовательных программ Индустрии 4.0 департамента корпоративного обучения Московской школы управления Сколково Павел Биленко.

— Мы живем в век стремительно развивающихся технологий. Какие в этой связи вызовы стоят перед руководством нашей страны?

— Прежде всего, необходимо говорить о реанимации машиностроения, росте производительности труда и быстрой трансформации экономики в более эффективную. Я инженер, всю жизнь в машиностроении и производстве, в том числе поэтому считаю, что реальный сектор и машиностроение – это основа основ, именно здесь сосредоточены критические узлы всей экономической системы.
Мы много работаем глобально и видим, что в мире за последние пять лет затраты на старт и развитие новых технологических проектов существенно снизились. В Кремниевой долине пять лет назад для запуска продукта надо было потратить два года и $5 млн, сегодня – шесть месяцев и $100 тыс. Издержки на запуск прототипа продукта сократились в пятьдесят раз, скорость производства прототипа – в четыре раза. Программное обеспечение зачастую бесплатное или упало в цене, офисы переместились в коворкинги, затраты на аппаратное обеспечение также снизились – инфраструктура в облаке. Чтобы создать прототип продукта или прорывной технологии теперь нужно гораздо меньше денег, времени и усилий.

— Программа «Цифровая экономика», которая войдет в комплексный план действий правительства до 2025 гг. – она должна как-то способствовать трансформации российской промышленности?

— Правительства и правительственные программы не создают цифровую экономику, ее создают компании, предприниматели, экосистемы. Никто же не говорит, что программа «Цифровая Калифорния» привела к появлению тысяч стартапов в Кремниевой долине. Поэтому, может ли программа «Цифровая экономика» положительно повлиять на создание цифровой экономики — для меня не очевидный вопрос. Почти всегда государственные программы и реальное развитие живут разными жизнями. Так, инициатива по инновационному развитию госкорпораций, которая была принята 4 года назад, завершилась тем, что эти структуры подготовили красивые отчеты, но много ли инновационных и зарабатывающих проектов появилось?
Понятно, что развитие отдельных регионов будет происходить не через верстку такого рода программ, а через усердную и интенсивную работу отдельных предприятий. Сколько на это уйдет времени — все будет зависеть от управленческих команд этих предприятий, скорости их обучения и интеграции полученных знаний и навыков в работу компании на результат. А все эти красивые слова – «инфраструктурные организации», «субъекты рынка», «институциональные условия» — это фантомы. Особенно это понятно, если вы оглядитесь по сторонам на центральных улицах наших городов. Какие институциональные условия, если в центральных городах на улицах у нас рестораны, а в Сан-Хосе, не первом городе Калифорнии – техшопы, детские образовательные центры и интерактивные музеи? Даже так любимые всеми сегодня словам «платформа», «архитектура систем» и «уберизация» — фантомы. Они существуют сегодня только как сильно потерявшие ценность слова, затасканные с конференции на конференцию, из важной речи в важную речь. Время изменилось, новое поколение уже устало от фантомов и понимает их призрачность. Нет в природе таких сущностей. Что есть — сотни компаний по всей стране в разных стадиях развития. Которыми управляют люди. Которые меняют или не меняют эти компании.

— То есть мы пока находимся в самом начале пути к новому технологическому укладу? И кроме деклараций о переходе к новой ступени развития, не можем предложить никакой инфраструктуры для развития технологий?

— Я стараюсь избегать радикальных определений, инфраструктуры очень не хватает, есть инициативы, например, Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ) ведет большую работу, связанную с развитием стартапов. Но вы правы в том,что разница между лозунгами и действиями очень большая.
Одно из ключевых условий трансформации индустрий – создание и развитие творческих производственных образовательных пространств, которые предоставляют всем желающим необходимое оборудование, команды специалистов, обучающие курсы. Это так называемые мобилизаторы, enablers — техшопы, мэйкерспейсы, хакспейсы, они произошли от своих предков, стартап-акселераторов, где годы назад создавались приложения, которыми мы все сегодня пользуемся: Dropbox, Airbnb и другие. Сегодня уже тысячи молодых людей в подобных мобилизующих пространствах создают не только программное обеспечение, но и гибридные продукты. В том числе поэтому сегодня так стремительно происходит трансформация не только сферы IT, но и всех отраслей.
Экосистема, создавшая цифровые информационные технологии, быстрее чем мы думаем трансформирует все другие индустрии. Диверсификация компаний, развивающихся сегодня в Кремниевой долине, очень высокая, здесь создаются и развиваются тысячи стартапов в самых разных областях. Таких мобилизующих пространств для развития и цифровой трансформации критических инфраструктур нам сейчас очень не хватает.

— А как же Сколково?

— Да, подобные пространства в России есть, но их немного – инновационный центр Сколково, Иннополис в Татарстане, инфраструктура технологического предпринимательства на Дальнем Востоке. И они в определенной степени закрыты. То, что представляет собой пространство для развития за рубежом, у нас пока больше похоже на резервацию. Все дело в доступности. В Сан-Хосе вы можете увидеть площадку для развития (техшоп) в центре города, она открыта до полуночи и здесь рады видеть всех: например, рядом с программистами увлеченно работают сварщики,которые тут же мастерят прототипы будущих продуктов. У нас, чтобы просто въехать в фонд Сколково и технопарк на автомобиле, надо заранее заказать пропуск. Строили экосистему, получилась резервация. Так не работает развитие новых компаний, трансформация идей в революционные продукты. И это, по-моему, очевидный, но, к сожалению, пока не разделяемый на практике создателями программ, повесток и лозунгов факт.
Меня иногда захватывает мысль — какой огромный потенциал скрыт в людях городов нашей страны и как тесно этому потенциалу без техшопов, мэйкерспейсов, современной открытой производственной инфраструктуры. Пока те, кто пробивается и выпускает свои продукты — настоящие бойцы. К ним едва ли не ежемесячно приходят проверяющие, к примеру, из пенсионного фонда, и требуют огромное количество документов, включая паспорта на станки и технологические процессы. Еще раз — чиновники пенсионного фонда тормозят технологические процессы, не важно под каким предлогом. Такое можно представить в США? В Европе?

Создавать и развивать компанию здесь и сейчас — все равно, что проектировать космические корабли с помощью компьютеров 80-х годов прошлого века — также легко и просто. Россия сегодня — огромная ждущая пробуждения страна изобретателей и созидателей, загнанных в гаражи и регулярно наказываемых штрафами и делами за «незаконное нелицензированное производство». Основная задача на ближайшие годы — создать федеральную открытую созидательную экосистему, которая уже создана в США, Европе и Китае. Нам для этого очень нужны центры прототипирования, техшопы и соответствующее образование.

— Хорошо, а какова роль государства в процессе цифровизации экономики, помимо создания инфраструктуры?

— В поддержке образовательных инициатив, включая инициативы социальных предпринимателей. В изменении, развитии городской среды, формировании созидательной творческой экосистемы в городах. Честная, не показушная поддержка предпринимательских инициатив на уровне регионов.
Вот говорящий пример – на этой неделе компания энтузиастов из России представили продукт, который очень нужен средним школам – микрокомпьютер, развивающий компьютерную грамотность и навыки программирования у учеников. В Великобритании похожий компьютер был выпущен в 2015 году при поддержке британской медиакорпорации BBC, а в 2016-м бесплатно передан школам.
У нас руководителям государственных медиахолдингов поддержка таких проектов в голову не приходила? Или любому руководителю (которых десятки тысяч) государственных динамично развивающихся компаний? Судя по всему,большинство увлечено как раз форумами и выставками. То есть в конечном итоге, команда энтузиастов произвела школьный микрокомпьютер, а огромные корпорации, у которых сотни заводов, огромный парк станков и красивые слова в отчетах — не произвели. И таких примеров сегодня глобально – сотни, они являются реальными показателями эффективности программы цифровой трансформации экономики.

— Верно ли утверждение, что двигателями прогресса являются крупные компании?

— Скорее всего, они являются ориентирами для отрасли. Пять лет назад в Кремниевой долине не было ни одного исследовательского центра автомобильных компаний. Никто и не думал, что это место может стать центром цифровой трансформации этой отрасли. А сегодня каждый крупный автопроизводитель имеет свой инновационный центр в Калифорнии. Государство простимулировало? Нет, команда людей компании Тесла работала все эти годы увлеченно и сверхинтенсивно вместе с погруженным с головой в бизнес и отлично разбирающимся в деталях бизнеса лидером. Дальше — команда компании передала страсть (прежде всего к финансовому результату и капитализации компании) создания автономного электротранспорта корпорациям.

Те, воспользовавшись доступностью и комфортом экосистемы, пришли в Калифорнию. Так и происходит трансформация отрасли, одна компания показывает – как хоронить устаревшую технологию двигателя внутреннего сгорания, которой уже больше ста лет, и развивать технологии ультрасовременных, удобных, интересных для потребителя электромобилей.

Но если говорить о двигателях прогресса, то ими, скорее, являются не крупные компании, а малые команды. Та же история успеха продукта Тесла – это история не только самой Тесла. Эта история сотен команд, которые работают вокруг корпорации и создают разработки под запросы отрасли. Поэтому и говорят о важности экосистем. Пример — русский физик Валерий Мифтахов, который организовал стартап по производству недорогих простых в эксплуатации электрозаправок, удачно вышел на краудфандинговую площадку, и теперь вместе со своей командой он зарабатывает $3,9млн в год. От разработки и запуска продукта до вхождения в число наиболее успешных развивающихся компаний США прошло всего три года.

Почему наши компании не успевают за технологическим прорывом своих зарубежных конкурентов? Потому что у нас не существует или не развита экосистема из малых и средних компаний, которые могут создавать продуктовую линейку, сопровождающую цифровую трансформацию отрасли. Сам по себе центральный продукт – электромобиль – не выживет, если не будет создана инфраструктура, рыночное окружение для его сервиса и развития.

— К чему может привести отказ страны от участия в конкуренции промышленной революции 4.0?

— К ее полному исчезновению или забвению. В США и Германии руководители используют дополненную реальность в производстве, у нас некоторые руководители еще не знают, что такое САПР. Основной риск экономики при этом — бравурная технологическая надменность руководителей предприятий и регионов — «ну и что, а мы это еще в прошлом веке сделали». А где результат? Где продукты, которые превосходят по характеристикам китайские?
Согласно национальным традициям, всем руководителям с каждого сказанного «ну и что» и «у нас продукты гораздо лучше» без реальных результатов, стоило бы ввести процент депремирования. Пока продукты и сервисы, конкурентные западным и восточным, не будут представлены на рынке, нужно просто запретить руководителям ездить на конференции и форумы, надменно относиться к результатам других компаний и твердить заклинание «а мы все равно лучше». Стоит учиться и развиваться в поте лица, пока хоть что-то не будет получаться, настойчиво и жадно — вот единственный путь к результатам.

Другие популярные новости

больше новостей

Приемная

Тел.:+7 (495) 725-78-06, +7 (495) 725-78-50
Факс:+7 (495) 725-78-14
E-mail:info@csr.ru

Центральный офис

Адрес:Москва, 125009
Газетный пер., 3-5 стр.1, 3 этаж
на карте

Контакты для СМИ

E-mail:press@csr.ru

Подписка на новостной дайджест

[email-subscribers namefield="YES" desc="" group="Public"]
Подписаться

Поиск по новостям

Видео

Поиск по исследованиям

Search Publications