А РАЗГОВОРОВ-ТО БЫЛО... ПРО МЕЖДУНАРОДНЫЕ РАСЧЕТЫ В КРИПТОВАЛЮТАХ

Сейчас такое время, что, когда государство пытается помочь бизнесу в решении каких-то задач, юристы сначала на всякий случай крестятся, а потом вникают в суть вопроса (о том, как это обычно бывает - тут). Дело не в сущности самих инициатив, а скорее в том, что законодатель стремится оформить какие-то идеи максимально быстро, что подчас чревато риском недостаточной проработки, когда, так сказать, «маэстро мажет ля-минор».

Вот, например, идея с международными расчетами криптовалютами. Путь, казалось бы, здравый, учитывая отключение основных финансовых игроков от SWIFT и боязнь первичных и вторичных санкций у большинства корреспондентов российских банков. Однако тут сразу же возникает целый комплекс проблем.

1️⃣ Содержание санкций иностранных государств

Тут можно фантазировать. Гипотетически трансграничные платежи могут быть двух видов:

  • использование известных в обороте криптовалют,
  • криптовалюта, созданная в РФ на базе российской домашней инфраструктуры.

Если планируемые правки в законодательство о расчетах в качестве основного крипто-инструмента выберут второй вариант, то такие расчеты очень легко заблокировать как исходящие из РФ расчеты с санкционной компанией. В итоге, такая криптовалюта может быть использована только для расчетов с дружественными странами. Также остается вопрос, как и по какому курсу такая домашняя криптовалюта будет переводиться в фиат на иностранных биржах (адекватный курс требует спроса на такую криптовалюту на конкретной иностранной бирже) или в российском обменнике, инфраструктуры которых пока в России нет (тут проблема с курсом обмена также остается). Ответа на этот вопрос, по нашим данным, в законе по объективным причинам нет.

Если же в законе, который грозятся принять со дня на день, будет преобладать первый вариант (допускающий расчеты в биткоинах, эфирах и т. д.), то для отечественных компаний, гипотетически, можно предусмотреть (в качестве базового) сценарий с открытием криптокошельков в дружественных юрисдикциях, что позволит работать с известными криптовалютами. Но проблема в том, что традиционные биржи все равно позволяют отследить плательщика, и, чтобы не попасть под санкции, такие платежи придется дробить, прятать в общей массе платежей, ведь компания российской быть не перестанет.

2️⃣ Надо помнить, что какое бы благоприятное право для крипторасчетов не было принято в РФ, до конца проблему это не решит❗️

В целом, собственное регулирование западных стран актуально для российских проектов, которые предполагают привлечение клиентов из этих стран, например в виде плательщиков (как правило, необходимо соблюдать законодательство соответствующей юрисдикции, ведь вряд ли иностранный плательщик пойдет на нарушение своего собственного закона). Кроме того, повторюсь, в этом году непосредственный негативный эффект оказывают санкции, которые теперь затрагивают и криптосферу (например, ограничения оказания услуг российским резидентам европейскими операторами криптокошельков, криптобиржами). Так, в связи с новыми санкциями со стороны ЕС P2P-платформа LocalBitcoins и оператор криптовалютных кошельков Blockchain.com уже предупредили российских пользователей о прекращении оказания им услуг. Также есть риск, что в будущем можно ожидать и других подобных решений от крупных участников рынка (многие понимают новые санкции так, что от российских резидентов откажутся все крупные криптобиржи). Таким образом, главная проблема для российских резидентов – даже не отсутствие российского позитивного настроя к расчетам в криптовалютах, а в том, что приобрести известную криптовалюту (биткойн, эфир и тд) для расчетов с иностранными контрагентами будет по меньшей мере затруднительно на открытом рынке.

❗️ Плюс к тому, мы забываем о том, что запрет на оборот криптовалюты внутри страны все равно остается. А значит есть проблема «легализации» полученной криптовалюты от иностранного партнера – явно нужна ифраструктура обменников, которые позволят вывести такую валюту в фиат, а вот как в таких обменниках будет определяться курс обмена при объективном недостатке крипто-ликвидности во внутреннем обороте уже более сложный вопрос, увидеть принудительный курс обмена со стороны ЦБ не хотелось бы.

02.11.2022

Максим Башкатов

Руководитель направления «Правовое развитие» ЦСР, преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова