Итоги 2020 года для финансовых рынков

2020 год стал настоящим испытанием для глобальной экономики. Быстрое распространение коронавируса по всему миру вызвало панику на мировых рынках в начале марта, что стало одним из самых худших периодов с 2008-2009 годов. В течение второй недели марта индексы ряда мировых торговых площадок демонстрировали внутридневной обвал вплоть до 12%. Распродажи акций не остановили даже меры бирж по автоматической приостановке торгов, призванные снизить повышенную волатильность.

Российский рынок также крайне болезненно реагировал на панические настроения глобальных рынков: Индекс МосБиржи за 3 недели марта потерял 25%, нивелировав весь рост предыдущих 2 лет. В целом за март 2020 года волатильность Индекса МосБиржи в среднем за месяц превысила отметку в 19% по сравнению с 7% месяцем ранее. При этом волатильность российского индекса акций в марте была ниже, чем аналогичный показатель за тот же период по одному из главных индикаторов фондового рынка США — индекса S&P 500 (около 27,5%). Тем не менее, с конца апреля, когда макроэкономические индикаторы крупнейших стран начали последовательно переписывать антирекорды, мировые финансовые рынки задали тренд на ровно противоположную динамику.

Объяснением расхождения этих трендов стало беспрецедентные масштабы монетарного стимулирования экономик со стороны всех крупнейших финансовых регуляторов.

Например, ФРС США нарастила активы на своем балансе до 7,36 трлн. долл. (по состоянию на 16 декабря 2020 года), увеличив их с начала года на 76,4% или 3,2 трлн. долл. – в 2,5 раза больше, чем в 2008 году. ЕЦБ запустило программу экстренного выкупа активов, нарастив объемы стимулирования в декабре до 1,850 трлн. евро. Банк России не остался в стороне, адаптируя российскую денежно-кредитную политику к новым кризисным условиям – ключевая ставка была доведена до 4,25%, а в рамках антикризисных совместных действий Правительства Российской Федерации и Банка России был реализован широкий перечень программ по поддержке наиболее уязвимых отраслей и субъектов бизнеса.

В ноябре мировые рынки получили дополнительную порцию оптимизма, связанную с объявлением фармацевтическими компаниями Pfizer и BioNTech высокой эффективности клинических испытаний разработанной вакцины. Устойчивость позитивному тренду обеспечили также начавшиеся сообщения со стороны других крупных компаний об успешных испытаниях препаратов против коронавируса.

К концу года российский фондовый рынок не остался в стороне от глобального тренда, связанного с ростом аппетита к риску, в результате чего Индекс МосБиржи в декабре полностью восстановился до рекордных уровней, зафиксированных в начале текущего года, в дальнейшем неоднократно обновив исторический максимум на уровне выше 3 300 пунктов.

Единственным отраслевым индексом Московской Биржи, продемонстрировавшим снижение по итогам года, стал нефтегазовый сектор. Сначала акции нефтегазовых компаний испытали давление со стороны рухнувших мировых цен на нефть вследствие интенсивного роста дисбаланса спроса и предложения после начала массовых каратинных мероприятий. Если в начале года стоимость барреля нефти марки Brent удерживалась около 60 долл., то к середине апреля она опустилась ниже 20 долл. Вторым «ударом» для российских нефтегазовых компаний стал законопроект по корректировке параметров налога на дополнительный доход (НДД) от добычи углеводородного сырья, а также об отмене ряда льгот по НДПИ, который был принят Госдумой 30 сентября.

В разрезе наиболее ликвидных акций в лидерах роста оказались бумаги золотодобывающих компаний, получивших преимущество от интенсивного роста мировых цен на золото (+24% с начала года), выступившего одним из главных защитных активов в период повышенной волатильности. Помимо сырьевых компаний «жертвой» текущего года стали бумаги Аэрофлота ввиду обвального падения количества авиаперевозок в ответ на повсеместное закрытие границ.

Несмотря на впечатляющие положительные результаты на большинстве крупных фондовых рынков по итогам этого непростого года, глобальные риски для стабильности мировых финансовых рынков значительно усилились.

Во-первых, для демпфирования последствий коронакризиса правительствами ряда стран были задействованы беспрецедентные объемы резервов, на пополнение которых может уйти длительный период времени, при том, что борьба с пандемией до сих пор не окончена. Во-вторых, масштабное вливание ликвидности со стороны крупнейших регуляторов под практически нулевые ставки стимулировало дальнейший прирост глобального долга до исторического максимума. В частности, к концу 2020 года ожидается увеличение мирового долга примерно до 277 трлн. долл., что эквивалентно соотношению показателя долг к ВВП в 365%. Кроме того, накопленный объем проблем в мировой финансовой системе и экономике привел к повышению чувствительности цен основных индикаторов даже к небольшому дисбалансу спроса и предложения, что было наглядно представлено в марте-апреле на мировом нефтяном рынке (20 апреля цена WTI в моменте рухнула ниже -40 долл. за баррель).

Роберт Григорян

Аналитик направления «Макроэкономический анализ и финансовые рынки»