Как государство может узнать в себе инвестора?

В апреле – мае «мобилизационная повестка» начала отходить на второй план. ЦБ и экономический блок правительства все больше говорят о постепенной структурной перестройке экономики, и пока что вариант экономической мобилизации, судя по всему, рассматривается как запасной. Но как «корабль» не назвать, плыть сегодня все равно придется в условиях экономической турбулентности. Для решения важных структурных проблем у властей остается не так много времени. Если эта задача не будет выполнена оперативно, возникнет прямой риск применения «экономической мобилизации» по полной программе со всеми вытекающими последствиями, связанными с жестким регулированием, увеличением доли государства и перераспределением экономических ресурсов. Но не будем сгущать краски, а попробуем предложить инструменты, которые могут помочь в перспективе избежать подобного сценария.

С конца февраля правительство принимает многочисленные меры - отменяются введённые ранее ограничения для бизнеса, выделяются средства на развитие и т.д. Суммы поддержки оцениваются в десятки и сотни миллиардов рублей. Однако эффективность предложенных механизмов не всегда однозначна.

В качестве примера можно упомянуть импортозамещение всего и вся, идущее с 2014 года. На него, по разным оценкам, было потрачено несколько триллионов рублей. Например, вице-премьер Юрий Борисов в 2021 году на итоговой коллегии Минпромторга РФ заявил, что за пять лет на импортозамещение было потрачено 2 триллиона рублей. При кажущейся величине цифр это всего около 400 млрд. рублей в год, что меньше 2% от общих расходов бюджета РФ и в пять раз меньше годового импорта до санкций.

Очевидно то, что нужно наращивать инвестиции в создание новых производств и делать это даже безотносительно проблемы удорожания или дефицита критических импортных позиций. Вне зависимости от модели основным драйвером развития являются инвестиции. Они могут быть разными, в той или иной модели могут играть разную роль и осуществляться по-разному.

В текущей политической и экономической ситуации в России в ближайшие годы, скорее всего, "классические" институты, занимавшиеся ранее инвестициями в реальный сектор (производство или услуги), не смогут функционировать в прежнем режиме. Банки, и так никогда почти прямыми инвестициями не занимавшиеся, будут ограничены требованиями ЦБ (ставка, резервы и пр.). Но даже при снятии этих ограничений любой банк является коммерческой организацией, требующей возврат на вложенный капитал и компенсирующий риск за счёт либо более высокой ставки, либо за счёт обеспечения. Венчурные инвестиции остаются (минимум как механизм), но в большинстве случаев на них заводы не построить, поэтому они погоды не сделают.

Остаётся государство в виде любого из своих акторов, которые уже должны преследовать цель не получения прибыли, а именно развития экономики. Если цель останется прежней - получение прибыли (в виде процентных или дивидендных платежей пусть даже в бюджет), то это, опять же, поставит их в один ряд с коммерческими организациями со всеми вытекающими последствиями.

Избежать этого можно за счет прямых бюджетных субсидий, но с ними у нас тоже есть проблемы. Требуется понятный механизм подобного «государственного» инвестирования. Каким им должен быть?

30.06.2022

Михаил Федоров

Руководитель направления рисков и внутреннего контроля Eurasian Resources Group