ОСОБЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ЗОНЫ В РОССИИ

В России активно создаются особые экономические зоны – территории, на которых действует особый (преференциальный) режим предпринимательской деятельности и на которых может применяться процедура свободной таможенной зоны. По состоянию на сегодняшний день из 39 ОЭЗ четырех типов (промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные и портовые) – 9 созданы в течение 2020–2021 годов. Таким образом, на федеральном и региональном уровнях ОЭЗ рассматриваются в качестве актуального инструмента привлечения инвестиций и развития экономики.

Данный инструмент используется не только для экономически развитых и инвестиционно привлекательных территорий, таких как Нижегородская и Московская области, Республика Башкортостан, Красноярский край, но и предпринимаются попытки использовать преференциальный режим в качестве инструмента содействия целенаправленному развитию субъектов, которые пока не могут похвастаться большим вкладом в ВВП страны, такие как, например, Владимирская, Ивановская и Новгородская области.

Распространенный в мировой практике подход создания «тепличных» условий предпринимательской деятельности и точек притяжения инвестиций, в России имеет неоднозначную историю. До начала 2000-х годов ОЭЗ воспринимались как внутренние офшоры с сопутствующими негативными последствиями для экономики страны. Уже после ребрендинга, проведенного в 2005 году, ликвидации почти всех ранее существовавших специальных экономических зон и введения новых правил создания и функционирования ОЭЗ, из-за вопросов эффективности расходования бюджетных средств на создание инфраструктуры и в целом их деятельности Президентом России в середине 2016 года было принято решение о наложении моратория на создание новых.

Мораторий продержался около двух лет, и с 2018 года у ОЭЗ начался очередной современный этап развития. С этого момента перед Минэкономразвития России (куратором ОЭЗ на федеральном уровне) стоит постоянный вызов – как сделать их более эффективными?

С одной стороны, можно повторить клише, что в России любой институт или инструмент экономического развития имеет свою специфику, обусловленную особенностями общественной и экономической трансформации страны. Это будет только отчасти справедливо, потому что, с другой стороны, по оценкам Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД)обоснованные вопросы к эффективности функционирования таких зон возникают не только в развивающихся государствах и государствах с трансформирующейся экономикой, но и во всем мире. Так, только 47% от общего числа созданных в мире ОЭЗ демонстрируют рост, а всего 19% от общего числа ОЭЗ растут быстрее, чем соответствующая национальная экономика. Среди проблем международные эксперты добавляют и проблему отсутствия единой общепризнанной методики (методологии) оценки, полных данных о результатах деятельности ОЭЗ и их резидентов. В тоже время пример Китая, в котором доля вклада резидентов в ВВП составляет ощутимые 11%, продолжает будоражить умы управленцев и поддерживать интерес к ОЭЗ. Однако, надо помнить, что результат Китая достигнут благодаря последовательной работе на протяжении нескольких десятков лет.

Пока ОЭЗ в России с точки зрения их эффективности являются уязвимыми. Счетная палата России, эксперты, понимая, что качественно провести такую оценку можно только на достаточно большом промежутке времени, тем не менее возвращаются к данному вопросу. Остаются вопросы и к методике оценки. По методике Минэкономразвития России, в целом по всем ОЭЗ (без учета туристического кластера) среднее значение соответствует эффективному функционированию ОЭЗ и составляет 94% за 2020 год и 87% за период с начала функционирования таких территорий. Используемый Министерством подход отражает степень выполнение планов, выполнение или перевыполнение которых не свидетельствует об эффективности самих ОЭЗ. В тоже время, на наш взгляд, необходимо использовать модель сравнения с компаниями-аналогами, работающими в конкретной отрасли одного региона без использования преференций.

Расчеты показывают, что вклад резидентов ОЭЗ в ВВП России составляет всего около 0,5%, доля инвестиций резидентов в основной капитал от общего объема инвестиций в основной капитал в России в 2020 году составил 0,43%, резиденты обеспечивают порядка 0,06% рабочих мест. Одновременно с этим в течение ковидного 2020 года ОЭЗ удалось улучшить показать соотношения частных и бюджетных инвестиций – на 1 бюджетный рубль удалось привлечь более 15 рублей частных (без учета средств управляющих компаний ОЭЗ), что выше, чем в среднем по экономике России – 1 бюджетный рубль к почти 4 рублям частных средств. Еще год назад эта пропорция выглядела скромнее 1 к 2,4. Консолидированный итог оценки бюджетной эффективности за год остался отрицательным, – минус 34 млрд руб., но лучше, чем по итогам 2019 года, когда итог был равен минус 64 млрд руб. В данном случае мы учитываем разницу между суммой уплаченных резидентами ОЭЗ налогами, таможенными платежами и страховыми взносами, суммой выпадающих доходов и совокупных расходов бюджетов всех уровней на инфраструктуру. Данный расчет произведен за период с начала функционирования зон до 2020 года включительно (за исключением ОЭЗ в Северо-Кавказском федеральном округе и ОЭЗ, созданных в 2015 году и позднее).

Одно из последних инициатив Минэкономразвития России, – установление новых условий к созданию ОЭЗ. В частности, определено требование по минимально гарантированному размеру инвестиций. Регион-инициатор должен обеспечить наличие инвестиционного проекта или нескольких проектов и подтверждение от инвесторов о готовности реализовать такие проекты с накопленным за три года объемом инвестиций не менее, чем предполагаемые расходы консолидированного бюджета России на создания инфраструктуры ОЭЗ. На наш взгляд, это важное подтверждение заинтересованности не столько региональных властей, сколько подтверждение такой потребности со стороны самого бизнеса, будущих резидентов, деятельность которых и обеспечивает прирост валового регионального продукта, пополнение бюджетов, создание новых рабочих мест.

Другой критерий – минимальное количество инвесторов – получил неоднозначные оценки. Если к концу первых 10 лет функционирования ОЭЗ, объем планируемых частных инвестиций составляет от 8 до 20 млрд рублей, то региональным командам необходимо привлечь не менее 5 инвестиционных проектов. Если свыше 20 млрд рублей, то достаточно одного проекта. Данную новеллу некоторые специалисты уже назвали фокусом на крупный бизнес и ограничением деятельности малого и среднего предпринимательства. На наш взгляд, новое условие – отвечает интересам самого государства и бизнеса. Оно, во-первых, позволяет разместить в регионе «якорного» инвестора или нескольких «якорных» инвесторов, что гарантирует большую экономическую стабильность территории. Во-вторых, при этом, вокруг крупного бизнеса могут и будут создаваться, эффективно работать субъекты МСП, выполняющие сервисные функции (логистика, IT и другое), а также участвующие в создании дополнительных и смежных производств, включенных в цепочки добавленной стоимости.

Очевидно и естественно, что свежие изменения не являются последними. Это хороший знак, свидетельствующий об интенсивной работе профильного Министерства, которое совместно с экспертным и деловым сообществами постоянно ищет наиболее подходящие к нашим экономическим и общественным реалиям требования и условия по повышению эффективности преференциальных режимов, вклада их в экономику страны, раскрытия экспортного потенциала. А на вопрос смогут ли обеспечить ОЭЗ весомый вклад в экономику страны нам еще предстоит найти ответ.

25.09.2021

Марат Фаттахов

Директор центра экономики регионов