Запрет экспорта бензина: пора ли от слов переходить к делу?

Запрет экспорта – это одна из квазирыночных мер регулирования цен. Предполагается, что такой запрет приведет к росту предложения бензина на внутреннем рынке и это окажет понижательное давление на цены благодаря профициту.

Вместе с тем влияние этой меры не стоит переоценивать. Во-первых, мера предлагается сроком всего на 3 месяца, причем часть этого периода компании могут использовать на проведение ежегодных планово-предупредительных ремонтов на НПЗ, что и так снизит объем переработки и/или выход автобензинов. Кроме того, часть излишков товарного бензина вполне можно оставлять в резервуарах и не выбрасывать на рынок в ожидании окончания запрета на экспорт.

Во-вторых, экспорт бензина из России cоставляет обычно менее 15% от объема его производства и, по оперативным данным ЦДУ ТЭК, в июне эта величина даже ниже – около 11%. То есть потенциальный размер профицита из-за запрета экспорта не столь велик, чтобы кардинально изменить ситуацию. В-третьих, запрет на экспорт, скорее всего не будет распространяться на поставки бензина в рамках межгосударственных соглашений (в Армению, Кыргызстан, Таджикистан), что также снизит потенциальный профицит.

Вместе с тем в последние годы возможность введения запрета на экспорт бензина периодически озвучивается на уровне правительства и Министерства энергетики России, и эти «вербальные интервенции» до настоящего времени оказывали определенное влияние на рынок. Однако благоприятная ценовая конъюнктура мирового нефтяного рынка в комплексе с действующими ограничениями в рамках ОПЕК+ по сырой нефти стимулируют компании восполнять «потери» кризисного 2020 года за счет экспорта топлива. И в данной ситуации «вербальный» запрет вполне может перерасти в реальный, чтобы несколько «остудить» внутренний рынок.

24.07.2021

Сергей Колобанов

Заместитель руководителя направления «Экономика отраслей ТЭК» ЦСР